Интерфакс
НовостиНовости ТЦОСудебные споры дистрибьютора Suzuki с налоговиками по ТЦО завершились "вничью"
25 января

Судебные споры дистрибьютора Suzuki с налоговиками по ТЦО завершились "вничью"

ИНТЕРФАКС - Процесс формирования судебной практики с использованием "старых" правил трансфертного ценообразования (ст. 40 Налогового кодекса РФ) по периодам до 2012 г. подходит к концу. Если в одном деле "Сузуки Мотор Рус" удалось оспорить выводы налоговиков по ТЦО, то в другом деле спор по важному вопросу о применимости метода цены последующей реализации в конечном итоге остался за ФНС.

До сих пор автомобильным дистрибьюторам не удавалось одержать верх над налоговиками в спорах по обоснованию рыночного уровня закупочных цен автомобилей у иностранных взаимозависимых поставщиков. Однако в конце декабря 2016 г. уже третья судебная инстанция встала на сторону российского дистрибьютора японского производителя автомобилей Suzuki Motor. При этом по другому делу с участием этой же компании в Верховном суде победа осталась за ФНС.

На протяжении всего разбирательства эти дела вызывали большой интерес у бизнеса и юристов. По первому делу ООО "Сузуки Мотор Рус" смогло обосновать в суде уровень цен на автомобили, купленные у иностранного взаимозависимого лица и проданные независимым покупателям с валовым убытком. По итогам выездной проверки за 12 месяцев с конца сентября 2013 г. по конец сентября 2014 года налоговики исключили из состава налогооблагаемых расходов почти 50 млн рублей прибыли и доначислили около 10 млн рублей налога на прибыль и штрафы. Компания успешно оспорила это решение в суде.

Суды решили, что претензии инспекции, по сути, предъявлены не к закупочной цене (которая была одинаковой для машин, проданных и с убытком, и с прибылью), а к рентабельности отдельных сделок, которая была ниже, чем по другим проданным машинам, отмечает кассация. Суды правильно указали, что деятельность участника хозяйственных отношений предполагает наличие сделок с различной рентабельностью, а ст. 40 НК РФ не предполагает полномочий налоговых органов по регулированию цен и установлению их по сделке вопреки решению сторон, отметила кассация.

Корректировка цены сделки для целей налогообложения должна осуществляться налоговыми органами с использованием только тех сведений, средств доказывания, методов установления цен и последовательности их применения, которые прямо предусматривает налоговый закон, напомнил суд. Инспекция не учла колебания курсов валют, в то время как одной из причин "убыточности" некоторых сделок является повышение курсов доллара и евро по отношению к рублю, которое не зависело от взаимоотношений общества с иностранным поставщиком.

Исследовав доказательства, суды обоснованно указали, что убытки общества по сделкам вызваны экономическими причинами, а низкая рентабельность сделок с высоким размером транспортных расходов не связана с взаимозависимостью общества и иностранного поставщика, отметила кассация, 21 декабря 2016 года принимая сторону компании.

В другом разбирательстве, 26 декабря завершившемся в Верховном суде победой налоговиков, компания оспаривала результаты выездной налоговой проверки. Спорный эпизод касался корректировки налоговой обязанности по налогу на прибыль за 2010 год и уменьшения убытка по данным налогового учета за 2009 год. В ходе выездной проверки инспекция установила, что общество импортировало автомобили Suzuki и продавало их в России через сеть официальных дилеров. Единственным участником общества является японская компания Itochu Corp. с долей участия в уставном капитале 100%.

Установив факт взаимозависимости, инспекция проверила цены по внешнеэкономическим сделкам по методу определения рыночной стоимости товара (по цене последующей реализации). Первые две инстанции поддержали компанию, однако кассация решила, что "Сузуки Мотор Рус" не опровергла алгоритм расчета рыночной цены, приведенный налоговым органом. По п. 10 ст. 40 НК РФ рыночная цена определяется как разница между ценой, по которой товары реализованы при последующей перепродаже, обычными в таких случаях затратами, понесенными покупателем при перепродаже и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, а также обычной для данной сферы деятельности прибылью покупателя.

ВС отметил, что Itochu Corp. полностью контролировала "Сузуки Мотор Рус" (определяла маркетинговую политику, закупочные цены и цены последующей реализации). А компания не могла регулировать отпускные цены для дилеров, рекомендованные цены для конечных покупателей, разрабатывать единую маркетинговую и бонусную стратегию и устанавливать условия работы с дилерами, что повлияло на цену спорных сделок. В итоге судья ВС не принял жалобу компании к рассмотрению в Верховном суде, оставив в силе решение в пользу налоговиков.

Обоснование примененных цен требует понимания сути бизнеса и детальной оценки всех внешних экономических факторов, повлиявших на условия и финансовые результаты сделки, свидетельствует пример первого дела. "Налоговики посчитали закупочные цены на импортированные автомобили завышенными в обоих случаях. Но в первом деле налогоплательщик представил качественный анализ экономической ситуации по условиям конкретных сделок и аргументы, обосновывающие необходимость внесения корректировок в расчеты инспекции, а во втором - каких-либо замечаний по расчетам инспекции налогоплательщик не представил", - пояснила "Интерфаксу" партнер отдела трансфертного ценообразования PWC Светлана Стройкова.

По ее словам, компаниям стоит внимательно относиться к фактическим обстоятельствам контролируемой сделки с точки зрения положений по ТЦО, чтобы избежать претензий со стороны налоговиков или успешно оспорить их в суде. Кроме того, по выигрышному для компании делу она получила прибыль, а по проигрышному - налоговый орган скорректировал убытки, полученные налогоплательщиком, что говорит о разных финансовых результатах, возможно, также повлиявших на исход дела, отмечает она.

В выигранном споре ключевой вопрос о применимости метода цены последующей реализации не рассматривался, а инспекция фактически предъявляла претензии не к закупочной цене, а к отрицательной валовой рентабельности незначительной части всех сделок компании, которая была ниже, чем по другим проданным автомашинам, добавляет старший юрист BGP Litigation Денис Савин.

В проигранном деле ООО "Сузуки Мотор Рус" получило убыток от продаж автомобилей. Инспекция указала, что компания, приобретая машины и продавая их по цене ниже себестоимости, действовала в интересах материнской компании без цели получить доход. Тем самым она нарушила принцип определения цены покупки машин у дистрибьютера и завысила расходы, нарушив п. 2 и п. 3 ст. 40 НК РФ и ст. 252 НК РФ. Инспекция установила это, применив метод цены последующей реализации, которая была значительно ниже.

Обычная прибыль рассчитана налоговиками на основе показателя рентабельности компании за более ранний период. "Эта проблема не возникла бы, если иностранная компания снизила цены, исходя из спроса на рынке, а не вносила бы потом средства для покрытия отрицательных чистых активов российской компании", - поясняет Д.Савин. По его словам, автомобильная отрасль такие споры проиграла. "Это дело важно для компаний, которые реализуют товары по цене ниже себестоимости, особенно если они - эксклюзивные дистрибьюторы", - заключает он.